МБОУ "Гимназия № 11"
Алтайский край, город Рубцовск

Ветераны педагогического труда

Великая Отечественная война являлась одним из тягчайших испытаний в истории нашего народа. Война длившаяся 1418 дней не щадила никого. Но больше всех война не щадила детей – самую беззащитную и уязвимую часть населения. Война искалечила тысячи детских судеб, отняла светлое и радостное детство.

    С первых дней Великой Отечественной войны дети изо всех сил помогали взрослым во всех делах. Сотни тысяч мальчишек и девчонок шли в военкоматы, прибавляли себе год - два и уходили защищать Родину, многие погибали за нее. Они участвовали в сборе теплых вещей и подарков для фронтовиков, сборе металлолома, запасных частей для сельхозмашин, лекарственных растений, учебников, тетрадей для школ освобожденных районов. Они шефствовали над военными госпиталями, в составе тимуровских команд помогали семьям фронтовиков.

    В школьных пошивочных мастерских пионеры шили для армии белье, гимнастерки. Девочки вязали теплые вещи для фронта: варежки, носки, шарфы, шили кисеты для табака. Ребята помогали раненым в госпиталях, писали под их диктовку письма родным, ставили для раненых спектакли, устраивали концерты, вызывая улыбку у измученных войной взрослых мужчин.

    Война заставила детей забыть о детстве. Она их ввергла в пучину взрослой военной жизни – на полях, у рабочих станков, с оружием в руках против врага, порой без крова, пищи, одежды, без защиты и помощи взрослых. И каждый из них внес посильную лепту в общую Победу.

    Многие учителя нашей гимназии тоже дети войны. Они поделились своими воспоминаниями о тех тяжёлых, но незабываемых  годах.

Живите, родные, долго! Совет ветеранов поздравляет фронтовиков, тружеников тыла и детей войны с днём рождения и юбилеями

Лихачёва

Любовь Григорьевна

    Родилась я в сентябре 1934 года в Усть-Калманке. Жизнь была и трудная, и интересная.

     В 1941 году мне было 7 лет, но в этот год в школу я не пошла, только на следующий год. Отца забрали на фронт. Не помню прощания с ним, помню только его ноги, мелькнувшие за углом дома. Отец часто писал, писем ещё и сейчас много хранится. Последнее письмо он написал 11 марта 1945 года, а 16 марта его уже не стало, погиб в Восточной Пруссии. Нас у мамы было трое, а четвёртый родился, когда отца уже не было. Но прожил малыш недолго, всего 9 месяцев, так как ухаживать за ним было некому. Мама работала, а мы дома оставались одни. Всё было на наших детских плечах: дом, огород, скотина. Управлялись, как могли. Училась я неплохо. Получила много благодарностей, до сих пор их храню.

     В селе люди жили дружно. Когда приходили письма, соседи и знакомые собирались и слушали их. Тогда одиноких было много, но они дружили, помогали друг другу.

     Когда пришла похоронка на отца, мы уехали в совхоз Мамонтовский Поспелихинского района; там жила сестра отца. Мама была неграмотная, ей приходилось работать подсобным рабочим.

     Когда  я закончила 7 классов, мама посоветовала мне поехать в город Рубцовск и поступить в педучилище . В намеченный день я пришла на разъезд, билетов не было, а поезд стоит всего 1 – 2 минуты. Что делать?  Села я на ступеньку вагона-ресторана и так доехала до Рубцовска.

     В педучилище я поступила сразу. Училась на стипендию. Помогала старшая сестра. Она тогда работала на Алтайском тракторном  заводе. С сестрой мы всегда были в очень тёплых отношениях, поддерживали друг друга.

     В 1954 году я окончила педучилище и была направлена на работу в Краснощёковский район, в село  Пустынка. Многозначительное название у этого села. Местность эта была еще мало освоена и заселена, поэтому приравнивалась к целине.  Шесть лет я проработала в начальной школе, дополнительно вела уроки пения и рисования в 5 – 7 классах, была неосвобождённой вожатой. Отношение ко мне в коллективе и в селе было хорошее. Да и я работала с душой. Это были лучшие годы моей жизни. Я жила там с мамой.  Квартир для учителей не было, но нас  подселяли к сельчанам. Несмотря на доброе к нам отношение хозяев, я понимала, что так жить нельзя, Проработав 5 лет в селе, я решила поступить в институт заочно.и уехать в Рубцовск. Главная причина моего отъезда – жильё. В районном отделе образования  отпускать меня не хотели. Я там просидела  на диване с раннего утра и до 5 вечера. У заведующей закончился рабочий день, она сжалилась надо мной и выписала мне все необходимые документы.

     В Рубцовске я устроилась  учителем начальных классов в школу №14. Когда я закончила институт, на посёлке Западном построили 23 школу, и я с 4-м классом перешла туда. Класс был очень хороший: из 36 учеников на «4» и «5» учились 32.  С этим классом я стала «расти», вела уроки русского языка и литературы. Когда мои ученики были в 6 классе, мне предложили должность завуча в этой же школе. Я согласилась и проработала на этом месте 11 лет. В 1981 году моя семья получила квартиру рядом со школой №11, поэтому я перешла работать учителем  русского языка  и литературы  в среднюю школу № 11. Очень жаль было покидать моих учеников, но так сложились обстоятельства. Половина учеников закончили институты. До сих пор со многими из них встречаемся, хотя они уже сами на пенсии.

    15 лет в школе №11 пролетели незаметно. В хорошем, дружном коллективе и работается легко.

      Мой педагогический стаж  -  42 года, с 1954 по 1996, ушла на пенсию в 62 года.

     За свой труд я имею несколько благодарностей, награждена медалями:

    Медаль за освоение целинных земель
    Медаль к 100-летию со дня рождения В.И.Ленина
    Медаль за долголетний и добросовестный труд «Ветеран труда»

Имею удостоверение «Дети войны»

     Моя семейная жизнь определилась только в 36 лет  За 5 лет я родила троих детей. Мой муж Смирнов Иван Николаевич тоже имеет высшее образование, работал на АТЗ и РЗЗ. Мы  вырастили своих детей, дали возможность получить образование. Младший сын Сергей уже на пенсии. Старший сын Виктор работает начальником отдела по труду и технике. Дочь Светлана  – заместитель заведующей в детском саду №19. Я богатая бабушка, у меня 5 внуков. Вячеслав заканчивает железнодорожный институт, Артем  поступил в этот институт, Роман заканчивает медицинский колледж, Анна и Максим – ученики старших классов.

Семенова

Таисия Ивановна

Я, Семенова  Таисия  Ивановна, родилась в конце декабря 1937 года в с.ЗолотухаЛоктевского района. В 1940 году мои родители переехали в г.Рубцовск.

         Когда началась война, моего отца забрали  на фронт. Мама моя его  даже не провожала. Она в это время была в роддоме, родила близнецов. И осталась в войну моя мама с четырьмя детьми (кроме меня и родившихся близнецов,  был еще мой брат с 1939 г.), с бабушкой и младшей сестрой отца, тетей Олей. Тётя Оля, совсем ещё юная девушка, работала на заводе «Алтайсельмаш». Мама работала в колхозе имени Куйбышева. Обе ходили на работу пешком, а это не близко. Бабушка оставалась с детьми. Один из близнецов, мальчик Борис, умер в 7 месяцев, а девочка Вера умерла в 1 год и 9 месяцев. В 1942 году пришла  похоронка на отца, который погиб под Орлом.

         Мама получала небольшую пенсию  на детей за погибшего  мужа. Бабушка тоже получала пенсию за  расстрелянного мужа-красноармейца. Мама получала заработную плату  за трудодни, а у тети Оли были продуктовые карточки. Но все равно было трудно. Ели в основном картошку, капусту. Помню, тетя Оля приносила кости и бабушка варила щи, кулеш. На базаре покупали кружок замороженного молока, и бабушка варила затируху. Для нас лакомством была сахарная свекла. Бабушка сварит чугунок свеклы, опрокинет в большую миску, а мы с удовольствием её ели. Если появлялось растительное подсолнечное масло, мы макали  в него кусочек хлеба (хлеб был дефицитом) и тоже считали эту еду лакомством. Бабушка пекла лепешки серые, надломишь её, а там что-то липкое, но  всё равно ели и это.

    У нас  постоянно жили эвакуированные из Ленинграда.  Помню, жили у нас две сестры, еврейки. Они хорошо питались. Только они садились за стол, мой младший брат, рыженький, шустренький мальчик, тут как тут. Они угощали его белым хлебом, намазанным маслом и посыпанным сахаром. Он брал угощения и спрашивал: «А Тасе?». Обо мне не забывал.

       По соседству жила богатая семья. У них было трое детей: два сына и дочь, моя  ровесница. Отец их пришёл с войны по ранению. Они открыли цех по производству мороженого . Мы им  помогали,  и нам перепадало ещё одно лакомство- мороженое.

       У нас был небольшой дом, всего две  комнаты. Когда не было квартирантов, мы закрывали комнату на зиму, так как  топить было нечем. Ютились в одной комнате. А меня два года трясла малярия, приступы были сильные. Ходила жёлтая – жёлтая. Во время приступа я однажды попросила маму купить мне помидоров и колбасы.. Помидоры выращивали в теплице в  Сад- городе (один из районов Рубцовска). Нам были они недоступны, так как дорогие. Но мама  каким-то чудом достала. И я  вылечилась. Мама слышала, что если ребёнок больной чего-то захочет, надо во чтобы то ни стало добыть. И она постаралась.

       Наступила весна, и мы перешли  на подножный корм: щавель, полевой лук, трава-  мурава. Летом собирали ягоду в забоке. Очень трудно было с хлебом. Очереди были большие,  и мы, дети, отстаивали  в них много времени. Нам писали на  ладошках химическим карандашом номер очереди. Я никогда не пропускала очередь, была дисциплинированной. А вот брат был ненадежен. Где-нибудь в чужом садике найдет укромное место и уснёт. Если покупали хлеб, то пока дойдем до дома, у брата оставалась только  половина булки.

       Я пошла в 1 –й класс в 1945 победном году. Но  и тогда было ещё трудно. Не хватало тетрадей, учебников, школьных  принадлежностей. Вдали один учебник на нескольких человек. Собирались у кого- то одного дома и читали вслух.

       С хлебом по-прежнему было туго. По- прежнему очереди и номера на ладошках. Но выжили.

      Любили свою школу № 1 возле церкви на улице  Советской. Любили учителей, особенно директора  - Ивана Петровича Наумова.

Закончив школу в 1956 году, я  поступила  Казахский национальный педагогический университет имени Абая  на факультет иностранных языков, получила диплом учителя иностранного языка  с правом преподавания русского  языка.   В 1964 году переехала из Казахстана в город Рубцовск и начала свою трудовую деятельность в школе № 15, где проработала 5 лет. С 1969 г. по 1978 г. работала в школе № 24.

     В 1979 году  перешла работать  в среднюю школу № 11 г.Рубцовска. В 1991 году вышла на пенсию. Педагогический стаж мой составил 30 лет.

Шалыгина

Валентина Романовна

(бывший (первый) директор   школы № 11 г.Рубцовск (с 1970 по 1978 гг.), ветеран педагогического труда)


Детям войны посвящается.

.

Мы, дети войны, родились накануне или в начале войны, поэтому воевать мы не смогли, хотя и жили в тылу, но лихолетья и горя испытали вдоволь в эту войну.

Росли без еды, на отрубях, на картошке мороженой, без хлеба и молока, лишь жмых заменял нам шоколад иногда, подарком великим был в день нашего  рождения.

Одежда и обувь порою была одна на двоих, старшие и младшие ходили в ней часто по очереди, но это не главное было в нашей жизни тогда, главное, чтобы мама не получила похоронки с войны и,  глядя на неё, не плакала.

В школе учились читать и писать, писали на старых газетных обрывках чернилами, сделанными из сажи в печах, надеясь на лучшее в будущем.

Всё вынесли, всё вытерпели, на удивление всем выросли здоровыми, умными, а главное, целеустремленными.

В школе были октябрятами, пионерами, а потом и комсомольцами, на все полезные в стране дела были добровольцами.

Вузы мы закончили, образование получили, выбрали профессии, и поехали работать по направлениям вузов.

На все призывы партии дружно откликались и в строительстве коммунизма мы не сомневались.

Это дети войны БАМ построили, целину распахали, кукурузой, пшеницей страну обеспечили, природные богатства научились добывать и первыми в космос открытый летать.

Трудились дети войны всегда от души, о материальных благах не думали, о детях своих порой забывали, семьи свои без внимания оставляли, но, правда, за труд свой отменный в награду звания и ордена, значки и медали иногда получали.

Но незаметно как-то подошли со всеми вместе к перестройке и в рыночную экономику мы пришли, правда, в возрасте,  уже к ней привыкнуть не смогли, и с прозвищем «совки» мы на пенсию ушли.

И я согласна с земляком, поэтом Юрием Жильцовым, который на прозвище «совок» в своих стихах ответил следующими словами:

«Сам я не стыжусь, что я «совок» и дам ответ любому, кого несет словес поток, вдоль к берегу иному».

«Совок» - достойный гражданин страны своей великой, не он России блудный сын – болтливый и безумный».

    Молодому поколению, не знавшему войны, мы, дети войнф, желаем историю страны получше изучать, от всех нападков недругов России своих дедов и прадедов умело защищать, брать достойное в их жизни в пример.  Пусть девиз молодых - «Быть в будущем счастливее участников войны и их детей» – будет их удел!

И молодым мы, дети войны, желаем быть победителями, но не в войне (пусть минуют их военные события), а в созидательном великом труде на благо России!

Шмелева

Мария Викторовна


Я родилась 13.12.1933 года в с. Кучук Алтайского края.

    Многое стало забываться. И полуголодное детство, и горькие слёзы старших: оплакивали погибших, раненых, пришедших домой. Ждали писем от родных, а почтальоны приносила извещения: погиб, пропал без вести, ранен. Причитания, слезы, горе в каждой семье - пришла похоронка. Мы, дети, были ещё слишком малы, чтобы понять это горе, боль.

    В годы войны обезлюдело село. Но появились новые люди с другим говором, другими обычаями, беженцы. В полях работали все. Мы, дети, стали главными помощниками: пололи, поливали,  в полях выливали сусликов, чтобы сберечь посевы, а сусликов жарили на костре и ели. Собирали сучья для топки, пасли коров.

    Главная забота – занятие очереди за хлебом. Занимали с вечера, домой не уходили. Старшие нам на руках писали номер очереди. К полуночи обязательно быть на месте – пересчитывали. К 6 утра у ларьков – толпа очередных. Плач, крик – потерли очередь. Хлеб давали ржаной с добавлением картошки. В руке зажаты хлебные карточки, рабочие и детские. Горе, если карточки теряли. Целый месяц семья будет без хлеба.

     Взрослые на работе, а мы добытчики. Когда подросли, нас отправляли копать картошку, морковь, рубить капусту. Сентябрь, октябрь не учились, в любую погоду - в поле. Жили в избах у колхозников.

    Одежды своей не было, донашивали после старших. Выручала конопля. Её вымачивали осенью в реке. Сушили на берегу снопы, мяли, чесали, пряли. Сучили нитки. Ткали, получалась ткань, которую отбеливали на солнце и шили рубахи и всё, что носилось, что надо в хозяйстве.

     Мы были детьми и ещё успевали играть. Летом, когда сделаем свою работу, бежали на речку, а зимой на горку или на лед. Игрушки, сани, коньки всё было самодельное, мячики из коровьей шерсти.

    Очень редко у кого из школьников были настоящие тетради. Каждый чистый листок шел в дело. Писали на вкладышах книг. Школу любили. В ней было тепло. К нашему приходу печки топили. Мы оттаивали от холода и на время забывали о «взрослых» заботах. А ещё на большой перемене нас кормили горячим супом (вода и пшено), давали кусочек черного ржаного хлебца. Как это было вкусно!. Дежурные раздавали этот хлеб, а оставшиеся в лотке крошки съедали. В праздники на эти кусочки насыпали сахар.

    И ещё запомнилась отмена карточек. Продавали без карточек белый хлеб по большой булке. Всем хватило. И плакали над этим хлебом, теперь можно его есть без ограничений.

 

Бондаренко

Любовь  Егоровна

     Родилась я в городе Рубцовске в ноябре 1937 года. Город наш был маленьким. Заводов не было, только предприятие «Главмука» - это современный АПК «Мельник», построенный по рекомендации И.В. Сталина.

  Родители: мама – домохозяйка, отец – инвалид первой группы.

      Когда началась война,  мне было 3 года и 7 месяцев. Я помню, как плакали мои родные, провожая кого-то на фронт. У нас  в семье уже было двое детей (в апреле 1940 года родилась сестра). Детских садов не было, мать сидела с нами дома. Мужчин в городе осталось мало, поэтому отца приняли на работу грузчиком, а по совместительству завхозом в ресторан при вокзале, несмотря на инвалидность. Иногда он брал нас с собой в ресторан, сажал на ступеньку крыльца и приносил еду в тарелке, но это было очень редко. Хлеб мы получали по карточкам (точно я не помню, но кажется, 300 граммов на человека). Я как старшая ходила за хлебом, очереди были большие. Однажды я играла в камешки, пока ждала,  и выронила хлебные карточки, семья осталась без хлеба до конца месяца (спасибо, дней оставалось мало).

    Тротуары в городе были деревянные и то только в центре. Общественного транспорта вообще не было, везде ходили пешком. Начальных школ было несколько, а средних только две: имени Пушкина и имени Кирова.

   В школе имени Пушкина учились мальчики, а в школе имени Кирова только девочки. До седьмого класса обучение было бесплатное, а с 8 класса до 10 – платное. Аттестат получали после 10 класса.

    Случай был такой: только в двух школах - имени Пушкина и имени Кирова- с  5-го класса ввели английский язык, а в остальных – немецкий. Я училась в школе имени Кирова. После окончания 7 классов ребят в двух школах осталось мало (ушли кто на работу, кто в училище). Городской отдел народного образования решил 8-е  классы женской и мужской школ объединить. Мальчиков из школы имени Пушкина перевели в школу имени Кирова. Сначала  мальчики чувствовали себя неловко, а девочки, в свою очередь, стеснялись мальчиков, но постепенно всё уладилось и мы подружились.

   Иногда учеников за хорошую учебу поощряли. Мне, например, дали отрез на платье из «чертовой» (ткань, которая не гнулась) кожи, мама едва сшила. Но  я была рада и этому платью, ведь носить было нечего.

   Учебники давали в школе (один учебник на 3-4 учеников), тетрадей не хватало, ручки были деревянные, куда нужно было вставить перо писать, макая им в чернильницу.

  Детей (даже маленьких) часто привлекали к общественно полезной работе, так называемым  субботникам. Когда я училась в 4 классе, меня и одноклассников попросили поработать на субботнике  на заводе Алтайсельмаш. Я уже не помню, что мы делали. Но помню, что нас вкусно накормили в столовой.

   За одеждой и обувью родители следили очень строго. В магазинах одежду продавали редко, всё покупалось на базаре, а  стоило там очень дорого.

    Жили мы в своем доме. У нас была одна комната и маленькая кухня с русской печью, где мы, дети, спали.

      У нашей семьи  был большой огород, соток 15-18,  и  ещё мы завели корову. Определенное количество молока сдавали на «молоканку» (приёмный пункт), а из оставшегося молока мама варила варенец и продавала на базаре, так что нам с сестрой ничего не доставалось, только пустые кастрюли из - под варенца, которые мы вылизывали. Если не продавать варенец, нам бы не хватало денег на необходимое. Так работала вся семья, питались тем, что вырастили на огороде и выручили от продажи варенца.

   Вот такое у нас было детство. Это было ещё хорошо, так как у нас был отец, хоть и инвалид. В других семьях было хуже.

     После окончания школы в 1954 году поступила в  Колпашевский учительский институт,  затем на заочное отделение факультета математики Томского педагогического института.

   Мой  педагогический стаж  -  45 лет. На пенсию вышла в 2000 году.

Фонякина Наталья Петровна

Жизнь – это  бесконечный поток, двигаясь в котором мы встречаем огромное количество людей.Но как часто мы ничего не знаем о тех, кто находится с нами рядом. А ведь судьбы бывают очень интересными.

 Мы, ученики МБОУ «Гимназия №11», общаемся со многими учителями, но они неохотно рассказывают нам о своей жизни. Тогда мы решили поговорить с учителем французского и немецкого языка Фонякиной Натальей Петровной, которая уже не работает, находится на заслуженном отдыхе. Может, она поведает нам о своей интересной судьбе?

Наши ожидания были не напрасны. Дверь открыла обаятельная и моложавая, улыбающаяся и приветливая женщина. Наталья Петровна в первую очередь проводила нас в комнату, которую можно назвать и рабочим кабинетом, и библиотекой. Огромный стеллаж во всю стену заполнен книгами разных жанров. Книги поновее привлекают красочными обложками и ждут своих читателей. Затёртая «одёжка» книг говорит, что их содержимое настолько интересно, что они всегда востребованы. У противоположной стены мы увидели небольшой стеллаж, тоже заполненный книгами. Невольно вырвался вопрос: «И Вы всё это прочитали?» Мы услышали утвердительный ответ. Наталья Петровна охотно позволяет друзьям пользоваться своей библиотекой.

На подоконниках в домашней библиотеке и на кухне – целая плантация цветов.Наталья Петровна очень любит за ними ухаживать. Мы впервые увидели, как растёт инжир.

В зале нас ожидал накрытый стол. За чаепитием и полилась неторопливая беседа. Рассказ о своей жизни Наталья Петровна начала издалека, с воспоминаний о своих бабушке и дедушке. Мы держали в руках документы, которым около 150 лет! Это рукописные свидетельства о рождении XIX века! Мы увидели фотографии на настоящих паспарту.

Наталья Петровна сохранила аттестат бабушки, которая закончила 8 классов гимназии, что давало ей право готовить учеников для поступления в гимназию. Семья бабушки жила тогда в Ярославле.

Дед служил юрисконсультом. На его зарплату и жило всё семейство. В 1917 году грянула Октябрьская революция. В 1918 году белочехи подняли в Ярославле восстание. По словам бабушки, Волга была красная от крови. В городе был холод и голод, работы не было. Отец деда служил священником на Украине. Единственным решением сохранения семьи было переехать к нему. Когда установилась советская власть, дед Александр Иванович Сахновский пошёл на службу в юридическую контору. Как только жизнь наладилась, семья переехала в город Харьков. Перед Великой Отечественной войной вся родня матери Натальи Петровны работала на Харьковском тракторном заводе. Там-то мать и познакомилась с будущим отцом Натальи Петровны, который воевал в первую мировую войну, а ко второй войне его не допустили по возрасту и потому что он был хорошим специалистом.

Когда Наталье Петровне было 8 месяцев, не стало её мамы. До 16 лет папа был  единственным родителем своей дочери. После тяжёлой болезни не стало и его. Дальше Наташу воспитывали тётя, дядя и бабушка, и жили все в городе Рубцовске. Дядя Яков Андреевич Жежер был очень мудрым человеком. В дни Великой Отечественной войны вместе с коллективом Харьковского тракторного завода он был эвакуирован сначала в Сталинград, а потом в Рубцовск, где работал заместителем начальника цеха по технологической части, потом заместителем главного технолога завода, а затем главным технологом АТЗ. Наряду с основной работой был приглашён в РИИ сначала как консультант по дипломному проектированию студентов вечернего факультета, затем как лектор по курсам технологии машиностроения и режущему инструменту. В 1958 году ему было присвоено звание доцента. С 1966 года – посвятил себя преподавательской работе, был заведующим кафедрой «Технология машиностроения». Он приучил свою племянницу к живописи и музыке, учил пилить и строгать, делать всё по дому.

Наталья мечтала стать врачом. А потом она заболела и попала в больницу, где на её глазах умерло пять человек: врачи были бессильны. Тогда Наташе пришлось отказаться от своей мечты, такого в своей практике она бы не пережила.

В 60-е годы Наталья с дворовыми ребятами создали тимуровскую команду. Они следили за чистотой своего двора, садили и поливали цветы, приглядывали за младшими ребятишками, играли с ними, проводили утреннюю зарядку. Тогда-то и проявился у Натальи талант учителя и воспитателя. Она учила детей читать и писать.

В 1954 году Наталья пошла в первый класс в школу №9, затем была переведена в новую среднюю школу №6. Наталья Петровна отмечает, какой интересной была жизнь в учебные годы. Во дворе школы №6были построены мастерские, где Наталья научилась шить, работать на станках. А трудовую практику ученики проходили на АТЗ, где работали рядом с профессионалами.

После окончания школы в 1965 году Наталья решила поступить на филологический факультет в пединститут. Во время экзамена по истории она подсказала дату другой абитуриентке, за что и получила тройку вместо четвёрки. Этого балла и не хватило для поступления в институт. Три года Наталья проработала в школе №7 лаборантом физического кабинета, проводила лабораторные работы по физике и показывала фильмы по всем предметам,но продолжала мечтать стать учителем. В 1968 году Наталья стала студенткой факультета иностранных языков Барнаульского государственного педагогического института (БГПИ). Она прилежно училась и была активной в общественной жизни. В то время демонстрации проводились два раза в год: в октябре праздновали очередную дату Октябрьской революции, а 1 мая – День солидарности трудящихся. Наталья принимала участие в их оформлении, рисовала плакаты. За эту работу даже давали премию в размере 25 рублей. Это были немалые деньги. Очень интересно было ездить в колхоз на уборку сахарной свёклы. Это длилось порой до трёх месяцев. Во время работы студенты общались, пели песни, шутили. Всё это сближало их, делало ещё дружнее. Учёба не была скучной и однообразной, потому что студенты умеют сделать свою жизнь весёлой. В этом помогали песни, концерты, которые устраивали в группе, спортивные соревнования.К Новому году и другим праздникам было очень интересно украшать комнаты в общежитии.

После окончания института в 1973 году Наталья вернулась в Рубцовск, городским отделом народного образования была направлена для работы в среднюю школу №11.

Как только коллеги увидели,насколько хорошо Наталья Петровна обращается с растениями, её закрепили за пришкольным участком, во время работы на котором она учила каждого ученика искусству ботаники. Истоки любви к ботанике лежат глубоко в детстве. У Натальи Петровны был двоюродный брат, старше её на 10 лет, который очень любил ботанику: жуков, бабочек, растения. Этой любовью он с лихвой делился с младшей сестрой. Впоследствии брат, Жежер Александр Яковлевич, стал доктором сельскохозяйственных наук, заместителем председателя Президиума Сибирского отделения по земледелию и растениеводству.

Наталья Петровна была скромная, не карьеристка, не умела ничего делать напоказ. С 1973 года каждое лето, проработав после окончания учебного года месяц в пионерлагере «Юность», ездила путешествовать. Побывала в Болгарии, в Крыму, объездила весь Кавказ, была в Смоленске, Бресте, Минске и Ленинграде, Керчи, Севастополе. Ученики любили уроки Натальи Петровны, так как она часто вплетала в тему истории о своих поездках, наблюдениях и учила мыслить нестандартно. У неё были замечательные истории, книги для любимых учеников на все случаи жизни. Её классные часы проходили весело и интересно. Даже учителя других классов приглашали её на свои классные часы, просили рассказать об очередной поездке, показать новые интересные книги, фотографии.

Наталья Петровна долгое время руководила в школе Клубом Интернациональной Дружбы – КИД, его работу обобщали на краевом уровне. Работа в клубе приобщала учащихся к делам в мире, делала их неравнодушными к проблемам детей Кубы, Чили, Вьетнама, Франции и Германии. Изучая боевой путь знаменитой эскадрильи «Нормандия – Неман», школьники старались лучше учить историю и французский язык. Переписываясь с живыми героями, дети учились мужеству и любви к Родине.

В школе Наталья Петровна познакомилась с очень хорошим человеком, с которым связала свою судьбу, с учителем физической культуры Фонякиным Виктором Ивановичем.

Виктор Иванович родился 28 октября 1941 года. Он рос обычным дворовым мальчишкой. До и после армии работал токарем на АТЗ. Играл в футбол в составе юношеской команды «Торпедо». Увидев его любовь к спорту и детям, Виктора Ивановича пригласили работать на общественных началах тренером. Позже, закончив заочно Омскую школу тренеров, от стал работать учителем физической культуры в школе им.Пушкина, затем работал в школе №10. А после открытия школы №11Виктор Иванович стал одним из её ведущихсотрудников. В 1982 году заочно окончил Павлодарский государственный институт.

Виктор Иванович был творческим учителем. Он проводил уроки интересно и разнообразно, креативно. Был основным инициатором спортивного движения в школе. Его воспитанники защищали спортивную честь не только школы, но и города, края. За высокие спортивные показатели и активное участие в проведении различных спортивных мероприятий Виктор Иванович неоднократно награждался краевыми и городскими грамотами комитета по образованию. Также он награждён знаком «Отличник физической культуры и спорта». Руководил городским Методическим объединением учителей физической культуры.

 

Виктор Иванович всегда думал о родной школе, даже когда он с семьёй ходил на рынок за продуктами, мысли его были о школе. На первом месте были мячи и другое спортивное снаряжение. Он придирчиво рассматривал мячи, договаривался с продавцом, чтобы потом их приобрести для школы, иногда даже за свой счёт. А ещё Виктор Иванович не давал спокойно жить своему коллеге Батракову Павлу Михайловичу, проявляя инициативу во всём. Так он решил создать лыжную базу и второй спортзал для начальных классов, используя для этого подвал школы, где было большое хранилище лыж. Все предложения Виктора Ивановича поддерживались директорами школ: Шалыгиной Валентиной Романовной, а особенно Мартинюк Анной Владимировной. В 2004 году Виктор Иванович предложил провести школьные олимпийские игры, к которым заранее готовилась вся школа. Олимпийские игры проводятся и сейчас с интервалом в 4 года.

Олимпиада начинается красочным шествием от школы до стадиона «Спарта», в котором принимают участие не только ученики и учителя, но и все желающие. В центр стадиона выносится флаг, зажигается огонь и проходит церемония открытия. А потом все расходятся по спортивным площадкам на соревнования по разным видам спорта. В 2005 году после тяжёлой болезни Виктора Ивановича не стало. Теперь Олимпийскиеигры проводятся в память его создателя. Своим энтузиазмом, творческим подходом к работе и любовью к спорту Виктор Иванович повлиял на судьбу многих своих учеников. Например, Василий Копылов работает тренером в Барнауле, Ушакова Наталья и Астанин Андрей теперь учителя физической культуры.

Итак, они встретились в школе №11. В 1979 году Наталья Петровна и Виктор Иванович подали заявление в ЗАГС. На свадьбу была приглашена вся школа, где-то 100 человек. Раньше считали, что свадьбы без драки не бывает, а вот на их свадьбе никакой драки не было. Зато было много интересных конкурсов, шуток и смеха.

 Через некоторое время семья выросла: появились дочки, Ниночка и Ирочка, которые росли в большой родительской любви и заботе. Мама и папа были для них не только родителями, но и друзьями, помощниками во всех делах.

В 1989 году, получив отдельную квартиру, они взяли землю под садовый участок, построили там дом и завели большой сад, в котором росло 23 фруктовых дерева, жимолость, смородина, крыжовник, вишня и много цветов. Конечно, нашлось место и под овощи. Работали все дружно. Сад помог пережить тяжёлые 90-е годы.

    В 1993 – 1994 году Наталья Петровна получила ещё одну специальность: преподаватель «Мировой художественной культуры». Пять лет преподавала МХК. А потом только уроки немецкого и французского языка.

Фонякина Н.П. награждена многими грамотами, медалью «Ветеран труда»(1989г). За 34 года работы в школе выпустила немало хороших учеников, которыми гордится школа. Это серебряные медалисты Жилин Евгений, Зенухина Татьяна, Цыганков Андрей и просто хорошие ученики Расулова Екатерина, Ворошилов Сергей, Мазницын Юрий, Жилина Марина, Головнова Алла, Рыжова Анна и другие.

Находясь на заслуженном отдыхе, Наталья Петровна продолжает вести активный образ жизни: посещает театр, кинозал; занимается домашним цветоводством; интересуется новинками литературы, особенно историческими публикациями; приходит в любимую школу (теперь гимназию) по праздникам и не только. А ещё есть любимые дочки, которые давно выросли, закончили институты, живут теперь со своими семьями в Новосибирске. Нина работает экономистом-менеджером, Ирина – технолог пищевой промышленности.  И Всегда рада приезду бабушки внучка Леночка.

Вот такую жизненную историю мы услышали от Натальи Петровны. На прощание мы попросили её дать совет счастливой жизни подрастающему поколению. Вот он: «Никогда никому не завидуйте. И зла ни на кого не держите. Умейте прощать всех, даже тех, кого нельзя простить. И счастье от вас не отвернётся».